Главное меню
Главная
Струны «Лиры»
Вторая жизнь сайта
По Хайфе и дальше...
Бублофиблон
Для обращений
Навигация на сайте


New things

Штрихи к истории естественнонаучной астрологии

Автор: Элизабета Левин

Аннотация: Хотя время лежит в основе естественных наук, оно остается исходным и неопределяемым понятием. Одной из возможных причин такой неопределенности послужило отрицание астрологии и отказ принять "астрологическую" природу времени. Чтобы лучше понять "время", желательно сначала рассмотреть историю науки, занимавшейся его изучением. Системный подход, названный "часами Феникса" [1], позволил представить историю астрологии как целостный организм, развивающийся по определенной схеме и претерпевающий циклические метаморфозы в особых узловых точках времени.


"Психологическое субъективное чувство времени позволяет нам упорядочить наши впечатления,   установить, что одно событие предшествует другому. Но связать каждый момент времени с числом, рассматривать с помощью часов время как одномерный континуум, это уже изобретение".
                    А. Эйнштейн (Эволюция физики)


Эйнштейн полагал, что "без веры во внутреннюю гармонию нашего мира не могло бы быть никакой науки" [2]. Если такая гармония существует, то существуют и закономерности, связывающие между собой различные события и процессы, в том числе и процессы, происходящие на Земле, с процессами, протекающими в Космосе. Установлением закономерностей между "небесным" и  "земными" мирами издревле занималась "астрология". Согласно Иосифу Флавию,  ее эмпирическое изучение началось с доисторических времен Сифа,  и именно она стала первым предметом естественнонаучного поиска человека. По мере накопления знаний астрология развилась в зачаточную форму науки и привела к изобретению  математической концепции "времени". Тысячелетия шли, менялись языки и страны, а вместе с ними трансформировались взгляды на астрологию и на ее цели, методы и понятия. Астрология претерпевала периоды взлетов и падений, забытья и возрождения. В разные эпохи астрологов называли по-разному (звездочетами, магами, астрономами, математиками и т. п.). Временами астрологические техники поощрялись или преследовались; одни разделы астрологии отмирали (к примеру, гадательная астрология), другие ответвлялись в самостоятельные науки (метеорология, хронология, астрономия и навигация). Астрологические тексты, основанные на многовековом опыте, прокладывали  дорогу в будущее, порой меняясь и дополняясь, а порой  теряясь, чтобы вновь "найтись" и пленить новые поколения.

Примечательно, что в наши дни, когда наука в целом
отрицает астрологию и не учитывает ее опыт, ученые зашли в тупик и с пониманием времени. Упрощенная модель одномерного непрерывного времени породила ряд парадоксов и оказалась непригодной для изучения необратимых процессов, протекающих в живых организмах. Понятие "обобщенного времени", введенное в работе Пространство-время в высокоразвитых биологических системах [1], позволяет расширить рамки применимости научных подходов. Так как для более четкого понимания этого понятия желательно знать основные принципы астрологии, хотелось бы начать с краткого анализа истории этой древнейшей науки.
    
Для того чтобы хоть вкратце обрисовать путь, пройденный астрологией за тысячелетия ее существования,  хотелось бы, с одной стороны, создать живой калейдоскоп лиц ее творцов, а с другой - осмыслить роль каждого из них в ее историческом нарративе. Следуя духу астрологии и принимая во внимание эффект селестиальных близнецов* (*эффект селестиальных близнецов выражается в изоморфизме жизненных сюжетов людей, родившихся одновременно, в один день одного года [3]), упорядочим историю астрологии в годах рождения ее творцов. Ранее [1, 4], применение такого подхода привело к открытию связи между 493-летним циклом Нептуна-Плутона (названным "годом Феникса") и соответствующим ему цикличным развитием мировой культуры. Тогда же было подмечено единство нарративной схемы различных годов Феникса. Оказывается, что подобная цикличность, в те же сроки и по подобной схеме, характерна и для истории астрологии. В частности, одно из проявлений этой цикличности сводится к тому, что процесс культурного развития попеременно контролируется то ростом  творческих порывов, то стремлением к систематизации знаний и их распространению. При этом  в первой половине цикла (названной "пифагорейской эрой") преобладают тенденции зарождения новых идей и школ, а во второй половине (названной "эпикурейской эрой") преобладают цели просвещения и академическая деятельность.

По принципу Парности [5], обе эры (пифагорейская и эпикурейская, со всеми их свойствами и особенностями) представляют нерасторжимую пару, необходимую для успешного завершения кристаллизации идей и учений. Поясним это  аналогией с процессами  кристаллизации в физике. Подобно тому как при переохлаждении жидкости мгновенно возникают множество мелких кристалликов (центров кристаллизации), так при накоплении критического уровня знаний по всей Земле появляются носители новых идей, и вокруг них формируются зародыши новых школ. Подобно тому, как поначалу скорость кристаллизации контролируется темпом зарождения центров кристаллизации, а к концу – скоростью роста отдельных зерен, так в пифагорейской эре развитие идеи контролируется рождением оригинальных ученых, а в эпикурейской эре – воспитанием просветителей. Так как все процессы роста сопровождаются возникновением дефектов, то в зависимости от конкретных условий, новаторские школы могут либо распадаться, либо расти разным темпом в различных направлениях. Подобно тому как в процессе роста правильная форма зерен нарушается при их соприкосновении,  так по мере распространения идеи, различные ее семенные формы приходят в столкновение и противоречие друг с другом. Если определенным идеям не удается выкристаллизоваться в совершенные формы, они забываются и переплавляются, пока в новом цикле вновь возникнут условия для их зарождения.

Современной науке еще не исполнилось даже одного года Феникса. В отличие от этого, долгая история астрологии позволяет проследить чередование в ней пифагорейской и эпикурейской эр, начиная с VI  в. до н.э.

Краткая предыстория

     Зарождение астрологии уходит корнями в те "доисторические" времена, когда еще не существовала письменность. Некоторые археологические находки свидетельствуют о том, что в Ассирии и в Древнем Египте наблюдения за сменой лунных фаз  велись на протяжении  тысячелетий, в период между 6500 и 3000 годами до нашей эры.
Для древнейшей истории погрешность в несколько веков – повсеместное явление, и потому до середины первого тысячелетия до н.э. удается проследить историю астрологии лишь в общих чертах. Наблюдения за сменой лунных фаз велись на протяжении  тысячелетий, а древнейшие астрологические тексты датируются XX  в. до н. эры.  К этому периоду относится текст Энума Ану Энлиль (Когда  Ану и Энлиль), найденный в районе Древнего Междуречья. Он записан на серии табличек и содержат около 7000  астрологических наблюдений, собиравшихся на протяжении многих веков. В XII в. до н. э. текст обрел каноническую форму, но на рубеже новой эры затерялся и был обнаружен вновь в XIX в. Из Энума Ану Энлиль видно, что звездочеты изучали движение небесных тел и затмения. Они вели хронологию и предсказывали погоду (метеорология) и смену времен года (сельское хозяйство). Индивидуальные судьбы их еще не интересовали, но уже зарождалась "мунданная астрология", изучающая судьбы групп людей и страны в целом. Каждая строка в Энума Ану Энлиль описывала соответствие между  небесными и земными событиями и тем самым выражала принцип астрологического подобия: "Как наверху, так и внизу". По словам древнеримского астролога Марка Манилия (1-й в. до н.э.), установление такого соответствия стало важнейшим открытием, так как "до этого люди жили в невежестве; бессмысленно взирали они на небеса, не понимая создания природы". Каждый новый день "ошеломленно смотрели люди на новый свет в небе, оплакивали его исчезновение и радовались возвращению" [6].

Одной из важнейших вех в истории второго тысячелетия до н. э. стало рождение патриарха Авраама, которого Талмуд называет великим астрологом, и которому приписывается авторство одного из древнейших астрологических трактатов Книги Созидания. В наши дни книга известна в ее канонической форме, записанной Саадией Гаоном (~892-942). В ней описаны, в частности, 12 знаков Зодиака, семь небесных светил и семь дней недели, а также выявлены взаимосвязи между ними и сферами бытия человека. 

Второе тысячелетие до н. э. ознаменовано получением Торы, в первых стихах которой, не далее, чем в четвертый День Творения, устанавливалось соответствие между земными и космическими процессами: "И сказал Б-г: Да будут светила на своде небесном, чтобы отделять день от ночи; и будут они для знамений, и для времен (назначенных), и для дней и лет" (Бытие 1:1). В отличие от современной "стрелы времени", "время" в Торе не обозначалось единым словом, а связывалось с рядом калибровочных процессов. Праздники, субботы и будни координировались не только с годичным циклом Солнца, но и с месячными циклами Луны, с суточным вращением Земли вокруг своей оси, а также с движением планет и комет. В сложных небесных часах Тора ввела несколько циферблатов и стрелок. Хронология стала важной частью  иудаизма, а астрология называлась на иврите мудростью вычисления "периодов" или "знаков Зодиака". К концу этого тысячелетия, люди, по словам Манилия, уже научились определять дневное время по движению Солнца, а ночное  –  по звездам.

В начале первого тысячелетия до н. э. картины описания различных времен и их взаимосвязи с Вселенной и человеком были философски представлены царем Соломоном в Экклезиасте. Позднее в поэме Труды и дни греческий поэт Гесиод составил своеобразный "народный календарь", в котором описал чередования пяти разных по своим свойствам поколений человечества, а также приметы для сельского хозяйства и мореплавания.

В  VI в. до н. э. закончилась архаическая эпоха, и начался новый год Феникса. Если до этого периода датировка порой оперирует тысячелетиями,  то к началу построения Второго Храма и зарождения античной Древней Греции погрешность в хронологии уменьшается, и возникает возможность перейти к более подробному рассмотрению пифагорейских и эпикурейских эр.

Перечень шести годов Феникса и их исторических эпох.

Пифагорейская эра (578-333 гг. до н. э.) – Рассвет классической эпохи.

С ростом знаний, новые поколения уже не довольствовались описательным характером астрологии. На смену мифологическим подходам пришли математические расчеты. История того периода, названного Ясперсом "осевым временем" [7], свидетельствует, что именно тогда впервые сформировался человек современного типа. К этому времени относится зарождение натальной астрологии и построение первого индивидуального гороскопа (410 г. до н. э.).

Примечательно, что прорыв в естествознании произошел одновременно на Западе и на Востоке, и что на дальнейшее развитие астрологии повлияли величайшие мыслители той поры – Пифагор ~ (570-490 гг. до н. э.) в Древней Греции и Конфуций  (551-479 гг. до н. э.) в Китае. Зародившиеся в тот период концепции стихий Эмпедокла  ~(490-430 гг. до н.э.), а также представления о структуре Космоса Платона (427-347 гг. до н.э) и Аристотеля (384-322 гг. до н.э) заложили основы современной астрологии. Расчеты Метона (р. ~460 г. до н.э.) обогатили хронологию открытием 19-летнего цикла, служащего для согласования месяцев  и  лет в лунно-солнечном календаре. Гиппократ (460-377 гг. до н.э.) мечтал о медицинской астрологии (iatromathematica), а Евдокс (р. 408 г. до н.э.) составил звездный каталог и заложил основы теоретической астрономии. В результате огромных усилий первопроходцев разум человеческий, по словам Манилия, "освободил душу от суеверного страха".

Эпикурейская  эра (333 - 84 гг. до н. э.) – Эллинистический период.

После завоеваний Александра Македонского (356-323 гг. до н. э.) настала эпоха эллинистического мира. На смену творческому порыву первой половины года Феникса пришло время переводчиков и систематизаторов. Одной из ключевых фигур астрологии этого периода стал вавилонский жрец и историк Беросс (р.~340 г. до н.э.). Он основал на острове Кос эллинистическую академию астрологии и познакомил греков с месопотамской астрологической традицией. Беросс внес ценный вклад в хронологию Древнего мира, и на его труды неоднократно ссылался Иосиф Флавий. 

Значительный вклад в астрологию того периода внес также Арат из Сола (~315-240 гг. до н. э.) – македонский автор дидактических поэм Явления и Признаки погоды, в которых он пересказал сочинения Евдокса. Эти поэмы повлияли на Гиппарха (~190-120 гг. до н. э.), усовершенствовавшего тригонометрию и повторившего труды Евдокса. До нас дошла работа Гиппарха Комментарий к феноменам Евдокса и Арата. По словам Плиния Старшего, Гиппарх "более чем кто-либо доказал родство человека со звездами и то, что наши души являются частью неба".  К концу этой эры завершился эллинистический  период, и следующий год Феникса совпал с римским господством в мировой культуре.

Пифагорейская эра (84 г. до н.э. -164 г.) – Золотой Век Августа.

В Римской Империи астрология заняла важное место в политике, в хронологии и в повседневной жизни. Сенатор Нигидиус Фигулус (1-й в. до н. э.) способствовал возрождению учения Пифагора в рамках неопифагореизма, и он же при рождении Августа предсказал по гороскопу, что младенец станет цезарем.  Параллельно, историк Варрон вычислил по гороскопу, составленному Тарруцием,  дату основания Рима, а Манилий написал знаменитый стихотворный трактат Астрономика или наука о гороскопах. Сегодня кажется странным, что "наукой о гороскопах" называлась не "астрология", а "астрономика". Не ошибка ли это? Но нет. Вплоть до XVII в. слова "астрология" (изучение звезд) и "астрономия" (закон звезд) были синонимами [8]. Вдобавок, во времена Манилия астрологов именовали "математиками", потому что составление гороскопов требовало знания математики.

Развитие математики способствовало и тому, что Серапион Александрийский (1-й в. до н.э.) основал новые разделы астрологии – вычисление сроков начинаний (элективная, хорарная или катархен-астрология). Позднее, к концу этой эры, ученый-универсалист Клавдий Птолемей  (~100-165) обосновал астрологию с позиций аристотелевской физики и математики. Намеченные им подходы изучения природных циклов легли в основу научной астрологии, а его трактат Тетрабиблос, известный также как Математический трактат в четырёх книгах, стал энциклопедией астрологии для последующих поколений. Сравнивая астрологию с медициной, Птолемей писал:

"При событиях, которые могут быть изменены, нам следует прислушаться к словам    астролога, когда он, например, говорит, что при таком-то темпераменте и таком-то характере окружения увеличение или уменьшение их основополагающих соотношений повлечет за собой такой-то результат. Подобным образом нам следует поверить в утверждение врача, что данная язва разрастется или загноится ...Каждое из этих явлений, предоставленное самому себе в случае непризнания противоборствующих сил, будет неизбежно развиваться согласно предначертанию природы. Однако профилактическое лечение предотвратит загнивание язвы…"

Эпикурейская  эра (163-411) –  Закат Римской империи.

Рост интереса к астрологии в пифагорейской эре имел и свои негативные последствия. С одной стороны, астрологов начали преследовать тираны, опасавшиеся за свою власть. С другой стороны, в отсутствие контроля со стороны специалистов, любой шарлатан мог называть себя астрологом. Эту ситуацию изменил император Александр Север (145-193), слывший неплохим астрологом. По его указу гонения на астрологов прекратились, а в римском Атенее (высшем учебном заведении в Древнем Риме) ввели преподавание астрологии.

В ту эру астрология приблизилась к академии не только у римлян, но и у иудеев. Чтобы глубже проникнуться духом эпикурейской эры, обратимся к примеру одного из величайших ученых той поры, Шмуэля из Негардеи (~180-253) – яркого представителя первого Вавилонского периода мудрецов  Талмуда, так называемых "амораим". В духе эпикурейской эры,  арамейское слово "амора" означало помощника учителя, громко повторяющего вслед за учителем излагаемый им урок. В этом и заключалась основная роль мудрецов того периода – они были толкователями учения таннаим и основателями знаменитых талмудических академий  в городах Негардея, Сура и Пумбедита.

Благодаря своим выдающимся знаниям в области медицины, астрономии и астрологии, Шмуэль, ставший одним из отцов Талмуда, был известен  также как Шмуэль-Арофэ ("врач") и Шмуэль-Ярхинай ("знаток лунных фаз"). Он пользовался большим авторитетом в качестве астролога при дворе персидского царя Шабура I и был первым астрономом за пределами Эрец Исраэль, который овладел "секретом введения високосных лет" и вычислил орбиты небесных тел, необходимые для установления точного календаря на шестьдесят лет вперед (Рош ашана 20б). В Талмуде сказано, что Шмуэль «знал тропинки небес, как тропинки родной Негардеи» (Брахот 58б), и что в летописи поколений он будет записан как «Шмуэль Астроном» (Бава меция 85б). Поразительно, насколько эти слова подтверждаются в наши время. Оказалась, что ранее в созвездии Плеяды, отстоящем от Земли на 420 световых лет, люди различали невооруженным глазом 8 звезд. Шмуэль же почему-то утверждал, что в нем около сотни звезд. И оказалось, что он был прав – его слова подтвердились после изобретения радиотелескопа. Конец этой эры был сопряжен с закатом античной культуры, с падением Рима, с закрытием Синедриона в Иерусалиме и талмудических академий в Вавилоне. Следующий год Феникса (411-905) совпал с ранним Средневековьем.

Пифагорейская эра (411-658) – Раннее  Средневековье.

Одной из светлых личностей этого "темного времени", информация о котором крайне скудна, стал афинский философ-неоплатоник, Прокл-Диадох, донесший до нас аксиомы Евклида и пересказавший Тетрабиблос Птолемея. Ученик Прокла, Марин Неаполитанский  (~450 - 495) привел в книге Прокл, или о счастье гороскоп учителя, позволивший вычислить, что Прокл родился 8 февраля 412 года. Подобно многим мыслителями прошлого, Прокл придавал дате своего рождения большое значение. Он верил, что не зря родился в такой сложный век, и что не зря сама богиня Афина Паллада пришла обучить его гармонии и небесной мудрости вращения планет вокруг Солнца. Как показала история, философские идеи античности в оригинальной интерпретации Прокла сумели просочиться через царства и тысячелетия, побуждая к творчеству будущих отцов естествознания [9].

Эпикурейская  эра (658-905) – Рождение средневековых академий.

Конец VIII-середина IX вв. совпали с расцветом Империи франков, культурным центром которой стала Дворцовая Академия при дворе Карла Великого (~742-814). Руководил академией британский богослов, астролог и поэт Алкуин (~735-804). Его умение гармонично сочетать античную  форму с христианским духом способствовало росту престижа астрологии в глазах духовенства. Обучению астрологии также способствовали контакты с мусульманским миром. В частности, в тот же период персидский матеиатик Абу Машар (787-886) написал учебник астрологии, перевод которого на латынь Introductorium in Astronmiam завоевал популярность в Европе. 

После смерти Карла Великого распалась Академия Алкуина. Новый подъем астрологии произошел в новом году Феникса (905- 1398).

Пифагорейская эра (905-1153) – Расцвет багдадского и кордовского халифатов.

Как уже упоминалось, в той эре родился Саадия Гаон, давший вторую жизнь Книге Созидания и написавший к ней комментарии. Продолжателями  его идей стали представители Золотого века испанского еврейства, и в частности, знаменитый  поэт, астролог, математик и комментатор Танаха, Авраам ибн Эзра (1089-1164). В его книгах Начало мудрости и Книга обоснований обсуждались идеи больших циклов, а также работы Птолемея и египетских и индийских астрологов. Ибн Эзра сравнивал людей, неспособных читать язык звезд, со "слепцами" и считал своим долгом помочь им увидеть дорогу. Он писал: "Важно отметить, что планеты идут по своим путям, как кони по дороге. И слепому человеку не дано определить путь коней, и он вынужден в этом полагаться на зрячего. И этот зрячий спасает – бег коней не изменится, но зрячий отведет слепого в сторону".

В той эре астрология многим обязана Аль Бируни (973-1048) – астроному, равного которому не было со времен Птолемея. В работе Хронология, или памятники минувших поколений он собрал все известные ему системы календаря и составил хронологическую таблицу всех эпох, начиная от библейских патриархов. В трактате Elements of Astrology он относил астрологию к естественнонаучным дисциплинам и  подразделял  ее на 5 областей: на метеорологию, на науки о растительном и животном мирах, на науки о человечестве и о личной жизни человека. При этом он предупреждал: "Если в последнем разделе перейти границу, разделяющую мага от астролога, то попадешь в область гаданий и предзнаменований, у которой ничего общего с астрологией нет". Такой подход, сохраняющий за каждым человеком свободу выбора, во многом совпадал с учениями иудаизма.

Эпикурейская  эра (1153-1398) –  Осень Средневековья.

В 1215 г. специальным актом Папы астрология стала одним из университетских предметов, а ее развитию в этой эре способствовал английский францисканец Роджер Бэкон (1214-1292). В своем Кратком трактате об астрологии он уделял особое внимание проблеме свободы выбора. По его мнению, ошибочная связь астрологии с греческим словом "матесис" приравнивала ее к "ложной математике", "отрицающей свободный выбор". Напротив, в понимании "истинных" астрологов (Аристотеля, Авиценны и Птолемея), астрология ассоциировалась с латинским значением слова "матесис", а именно с "учением".  К "истинной математике" Бэкон причислял геометрию, арифметику, музыку и астрологию. "Астрономию" Бэкон считал прикладной астрологией, а говоря об "истинной" астрологии, он убеждал, что ее практическое использование помогло бы избежать многих кровопролитных войн:
"О, сколь велика была бы польза Церкви Божией, если бы характеристики небес были своевременно распознаны учеными и поняты прелатами и князьями, которые бы ревностно обратили их на дело мира. Ибо тогда бы не произошло столь большой резни христиан…"

Это мнение разделял и Карл V Мудрый (1338-1380), открывший факультет астрологии в Парижском университете.

О том, как глубоко проникла астрология в сознание народов Европы к концу XIV в., свидетельствуют и слова, вошедшие в обиход с той поры.  Так, слово  "несчастье"  – disaster (англ.), désastre (фр.), disastro (итал.), desastre (исп.) –  происходит от "dis" (против) + "astro" (звезда) и означает идти против звезд. Аналогично, слово "обдумывать" – consider (англ.), considérer (фр.), considerare (итал.), considerar (исп.) – происходит от "сom" (вместе) + "sideris" (созвездия) и означает считаться со звездами.
К концу этой эры человечество прощалось со Средневековьем, а вместе с ним и астрология  была готова к новому прорыву в следующем году Феникса (1398-1891).

Пифагорейская эра (1398 -1643) –  Эпоха великих открытий.

Переход от Средневековья к Раннему Ренессансу сопровождался неимоверным скачком в темпах освоения Земли и Неба. Благодаря португальской навигационной школе Энрике Мореплавателя (1394- 1460), люди узнали о шарообразности Земли и открыли все континенты, а благодаря самаркандской обсерватории Улугбека (1394-1449), был составлен полнейший каталог звездного неба. В истории этих открытий была и заслуга астрологии. По свидетельству летописца Зурары (~1410-1473), успех открытия морских путей объяснялся решимостью Энрике Мореплавателя выполнить предсказание гороскопа, составленного при его рождении придворным астрологом. С ним соглашался выдающийся математик Педру Нуниш (1502-1578), уверявший, что географические открытия стали возможными лишь благодаря тому, что португальские мореплаватели владели законами "астрологии и геометрии". Аналогично выясняется, что в понятии  Улугбека  астрономия и астрология были  неотделимы: он вычислял затмения, предсказывал по звездам засуху и дожди, а в его труде Зиджи обсуждались правила составления и анализа гороскопов. Впоследствии Улугбек был убит религиозными фанатиками, считавшими, что людям негоже знать, что будет завтра. После  этого его обсерватория была разрушена.

В Европе астрология тоже столкнулась с гонениями. Печальным примером тому служит испанский ученый Мигель Сервет, открывший малый круг кровообращения. Вслед за Гиппократом Сервет пришел к выводу, что "Врач, не знающий астрологии, не имеет права лечить". Медицинская астрология Сервета [10] выходила за пределы дозволенных церковью рамок "натуральной астрологии", а его вера в единого Бога противоречила вере в Святую Троицу. Убеждения Сервета вызвали гнев Кальвина. В 1553 г. ученого задержали в Женеве,  приговорили к смерти и сожгли на медленном огне. Он стал символом борьбы за свободомыслие, и впоследствии Вольтер писал, что казнь Сервета потрясла его больше, чем все костры инквизиции.

"Астрология – это самая возвышенная область  познания", – писал другой блестящий врач, итальянский математик и астролог Джероламо Кардано (1501- 1576). Он лечил королей и составлял гороскопы для пап. Его книга ста гороскопов позволила уточнить даты рождения Данте, Дюрера и Петрарки, но за вычисление гороскопа Христа он попал на несколько месяцев в тюрьму. В длинном списке заслуг Кардано перед наукой стоят его формула для решения кубических уравнений и карданный вал, решетка для  декодировки  шифров и  основы  теории вероятности. Считается также, что Кардано передал свои познания в астрологии Джону Дии (1527-1609) – британскому  географу, навигатору и профессору  математики в Оксфорде. Впоследствии Дии вошел в историю как личный астролог будущей королевы Елизаветы, удачно выбравший дату ее коронации и ставший ее советником по вопросам науки. Но вернемся к Кардано. Оглядываясь назад, его можно назвать основоположником астрологического самоанализа. Для астрологии важно, что Кардано не только составил свой гороскоп (до него это сделал Коперник), но и то, что он скрупулезно проанализировал его в автобиографии О моей жизни, написанной им в 75 лет. По словам Кардано, астрология не принесла ему богатства и власти, но зато помогла обрести счастье осознания человеческой сущности и ее причастности к божественному началу.

20 лет спустя, один из отцов астрономии Иоганн Кеплер (1571-1630) написал не менее удивительный автопортрет, озаглавленный О себе. Анализируя свою карту рождения (гороскоп), 26-летний Кеплер заключал, что ему суждено проводить время "за решением задач, отпугивающих других". Одной из таких задач было найти причину несоответствия этой карты с некоторыми особенностями его мышления. В поисках ответа он предположил, что на Меркурий в его карте повлияли неизвестные дотоле планеты. Сегодня компьютерные программы позволяют построить карту рождения Кеплера, и о чудо! В ней, действительно, возле Меркурия находится Уран, и все "странные" черты Кеплера соответствуют приписываемым Урану свойствам! То есть Кеплер, анализируя себя при помощи астрологии, фактически предвосхитил открытие Урана на 300 лет.

Постоянно напоминая о том, как мало мы знаем о мире и о себе, Кеплер призывал изучать астрологию, веря, что: "чем образованней человек, тем справедливее он по сравнению с человеком неучёным и неопытным". В стихотворной форме он воспевал достоинства астрологии:

"Люди, познайте мощь неба; то, что известно,
обращено  может   быть нам на благо.
В том, что неведомо, вам не прозреть ни корысти,  ни пользы.
Тягостный труд за собою влечет пораженье,
но сколь богата  добыча победы!
Мудрость откроет, о люди, тайное тайных небес!"

Часто Кеплера пытались обвинить в том, что он публиковал "Альманахи" – популярные предсказания на следующий год. Сегодняшние критики, однако, забывают уточнить, что эти предсказания, в частности, стали предвестниками нынешних долгосрочных метеорологических прогнозов. Например, в Альманахе 1602 г.  Кеплер писал:

"Я ожидаю, что апрель будет нормальным, начнется с теплой погоды … . С 13-го по 16-ое [апреля] будут идти дожди. После этого наступит тепло, а около 24-го станет так жарко, что разразится гроза из-за тригона Солнца и Марса. В конце апреля снова пойдут обильные дожди. …В начале мая ужасная погода с грозами вернется с конъюнкцией Венеры и Меркурия, ожидаются грозы и ливневые дожди".

К сожалению, не сохранилось наблюдений, позволяющих сравнить точность прогнозов Кеплера с долгосрочными прогнозами нынешних синоптиков. Но за ведение таких наблюдений ратовал  современник Кеплера, основоположник научного естествознания Фрэнсис Бэкон.(1561-1626).  В трактате О достоинстве и преумножении наук он писал::"подобно тому как мы назвали основанную на принципах физики астрономию живой астрономией, так и астрологию, подчиняющуюся тем же самым принципам, мы хотим назвать 'здравой астрологией'".

Эпикурейская  эра (1643-1891) – Эпоха просвещения.

Широко известно, что Михаил Ломоносов (1711-1765) был просветителем, создавшим первый в России университет. Но мало кто знает, что совместно с великим математиком Леонардом Эйлером (1707-1783) он занимался астрологией. О гороскопах Эйлера писал Пушкин, а о составлении гороскопов Ломоносовым свидетельствуют его Оды  императорским особам. И главное – благодаря занятиям астрологией, Ломоносову удалось наблюдать предсказанный Кеплером проход Венеры  по солнечному диску и так обнаружить атмосферу Венеры.

Хотя развитие идей астрологии в эпикурейской эре замедлилось по сравнению с пифагорейской эрой, такие математики и астрономы как  Карл Гаусс (1777-1855) и Иоганн Пфафф (1774-1835) значительно усовершенствовали ее вычислительные методы. Благодаря Гауссу, расчеты, для выполнения которых Эйлеру требовалось три дня, и один из которых якобы привело его к слепоте, стали  легкими упражнениями на несколько часов. В 1816 г. Пфафф написал учебник Astrologie. В 1817 г. он читал лекции по астрологии в Вюрцбургском университете, а в 1822 г. издал перевод Тетрабиблоса. Астрологией занимались также Лейбниц, Новалис, Вальтер Скотт, Стендаль, Шиллер и Гете. Подобно Кеплеру и Кардано, Гете (1749-1832) проанализировал свою карту и нашел, что именно звезды помогли ему открыть свое предназначение.

Постепенно астрология становилась доступной многим. Очередной прорыв произошел с развитием компьютерной техники после наступления нового года Феникса (1891-2384).

Пифагорейская эра (1891-2136) - Наше время.

Мощным стимулом к развитию астрологии в этом периоде послужили открытие и изучение свойств наиболее отдаленных планет солнечной системы – Урана, Нептуна и Плутона, а также сопутствующее им стремительное развитие археологии, истории, психологии и физики.  "Астрология  – это язык. Если вы понимаете этот язык, то небеса говорят с вами", – говорил Дэйн Радьяр, пионер в области гуманистической и межличностной астрологии (1895-1985). В духе мыслителей прошлого он рассматривал карту рождения человека как схему возможных путей его развития, осознав которую человек научится принимать на себя ответственность за свой выбор и за свою судьбу.

Современная астрология нашла поддержку в теориях циклов отца космического естествознания А. Л. Чижевского (1897-1964). Этот выдающийся ученый еще в 20-х гг. обнаружил, что солнечная активность влияет на экстремальные земные события – эпидемии, войны, революции Кредо Чижевского: "Мы – дети Космоса", и его поэтическое обращение к Гиппократу повествует о неразрывном единстве человека с Космосом:

Ночные небеса в сиянье тайном звезд
Роднят меня с тобой сквозь бег тысячелетий.
Все те ж они, как встарь. И те ж миллиарды верст
Разъединяют нас. А мы – земные дети –
Глядим в ночной простор с поднятой головой,
Хотим в сиянье звезд постичь законы мира,
Соединив в одно их с жизнью роковой.

Очень интересны также убеждения выдающегося физика Дэвида Бома и лауреата Нобелевской премии Ильи Пригожина, полагавших, что, исследование сложных систем (в том числе человеческого общества) может "выявить закономерности, которые являются столь же фундаментальными, как и те, которые выявлены физикой и химией при изучении простых систем".

В нынешней ранней стадии пифагорейской эры в астрологии зарождаются множество направлений и теорий (к примеру, историческая астрология [11,12]), но пока трудно отделить будущие центральные темы развития от маргинальных идей. Нужно еще прожить лет 50, пока смогут родиться новые Птолемеи и Кеплеры, способные критически переосмыслить всю полноту новых знаний нашего года Феникса. А до очередной эпикурейской эры, когда их выкристаллизовавшиеся и отшлифованные теории начнут солидно входить в академии,  пройдет порядка двух веков.  Для человека – это срок немалый, но для идей…


Литература

1. Левин Э. Пространство-время  в высокоразвитых биологических системах. Jerusalem: Health & Healing Ltd., 2012. 64 с. http://halomda.com/BooksData/Liza/Space-Time.pdf  или  http://lizalevin.hut2.ru/Levinlr.pdf
2. Эйнштейн А. Эволюция физики. Собрание научных трудов, т. IV,– М: Наука, 1967, с. 542-543.
3. Левин Э. Селестиальные близнецы. – М: Амрита-Русь, 2006,
4. Левин Э. Часы Феникса, "Млечный Путь", Иерусалим, 2013.
5. Бахмутский А. Исходные представления о путях построения естественнонаучной теории управления. "Вестник Дома Ученых Хайфы", т. XI, 2007.
6. Манилий М. Астрономика. Наука о гороскопах. – М: Изд-во МГУ, 1993.
7. Ясперс К. Смысл и назначение  истории. – М: Республика, 1994, 528 с.
8. Marshall P. World astrology. Lodon: MacMillan, 2004, 444 p.
9. Лосев А. Прокл. История античной эстетики. Последние века. Книга II.– М, 1988, с. 23-336.
10. O'Malley C. D. Michael. Servetus: a translation of his geographical, medical and astrological writings. Philadelphia: American Philosophical Society, 1953.
11. Baigent M., Harvey C., Campion N., Mundane Astrology. London: Aquarian/Thorsons, 1984.
12. Kуталёв Д. Астрология как историко-культурный феномен - М., 2001.
 

Designed by Arthur Gurevich
© 2013 Carmel Lira
Автор фотографии в заглавии сайта - Людмила Станиславски
Администратор - admin@carmellira.ru
Главная | Струны «Лиры» | Вторая жизнь сайта | По Хайфе и дальше... | Авторы | Бублофиблон | Для обращений | Навигация на сайте