Главное меню
Главная
Струны «Лиры»
Вторая жизнь сайта
По Хайфе и дальше...
Бублофиблон
Для обращений
Навигация на сайте


New things

Инфантилизм интеллектуальной и духовной личности. Парение и обрыв

Автор: Вадим Ротенберг

Эти заметки посвящены проблеме, парадоксальным образом выпавшей из поля зрения профессиональных психологов, несмотря на ее остроту и повсеместность. Между тем, анализ этой проблемы важен не только для практической психотерапии, но и для более глубокого, я бы сказал, философского осмысления фундаментальных процессов созревания личности и половых различий в процессе этого созревания. Разумеется, проблема эта касается молодых людей обоих полов, но именно для девушек она часто оказывается особенно острой и нередко оборачивается трагедией. И поэтому мы начнем разговор именно с них.

...Эти девушки производят очень хорошее впечатление своей серьезностью и глубиной. Они начитаны, у них широкий круг интересов. Они способны задуматься над общими этическими или мировоззренческими вопросами, оставляющими совершенно равнодушными их сверстниц. Они обычно прислушиваются к собеседнику с напряженным вниманием и готовностью к пониманию. Они обращают на себя внимание, выделяются из круга. В них часто есть какая-то зачаровывающая загадочность, связанная с ощущением глубокого внутреннего мира. Едва ли не с первого знакомства они удивляют и покоряют такой искренной поглощенностью и заинтересованностью интеллектуальными и духовными проблемами, которая не так уж часто встречается у людей значительно более зрелых. И они нередко обнаруживают неожиданно глубокое понимание этих проблем. И в то же время они несчастны, и это тоже очень быстро становится очевидным. Новый знакомый, уже заинтригованный и даже покоренный незаурядностью такой девушки, внезапно обнаруживает ее необъяснимую растерянность в процессе общения, когда нужно почувствовать состояние и настроение другого человека – почувствовать непосредственно, без всякого анализа, так, как это происходит в повседневном общении. Складывается впечатление, что эти девушки часто находятся в состоянии напряжения, не уверены в себе и недовольны собой. Эта их потерянность и чувство беспомощности, внезапно проявляясь, находятся в разительном противоречии с их же завораживающей одухотворенностью и обаянием загадочности. Блоковская Незнакомка, которой никто не достоин, "всегда без спутников, одна", недостижимая мечта поэта, незаменимый объект высокой влюбленности при ближайшем рассмотрении оказывается страдающей от, казалось бы, ничем не объяснимой закомплексованности и страха перед формированием отношений. Речь не идет об отношениях сексуальных – в нашей культуре они уже давно приобрели функциональный характер и престали быть, как говорится в известном анекдоте, "поводом для знакомства". Речь идет именно о близких отношениях в подлинном смысле этого слова, подразумевающих эмоциональную связь, понимание партнера, его отношения к ней и ощущение себя в этих отношениях.

Главной героиней романа Гончарова "Обрыв", является именно такая девушка, Вера. Она живет в своем внутреннем мире неопределенных грез и высоких устремлений и, быть может, даже несколько высокомерно отделяет себя от заурядных интересов и "обыденной" жизни близких. Она кажется непостижимой и притягательной в этих своих мечтаниях и поисках, и в нее влюбляется тонкий и одухотворенный человек – Райский, но может быть именно в силу своей естественности и гармоничности он не вызывает у нее интереса, ибо сама она далека от гармонии. Она ищет чего-то необычного, кого-то, кто готов бросить вызов всему заурядному миру – и в результате влюбляется в нарцисса, склонного к дешевому эпатажу, прикрывающему внутреннюю пустоту.

Вдохновение и увлеченность своими идеалами и своим видением мира у этих девушек сменяются ощущением потерянности и краха именно тогда, когда мечты должны уступить место реальным человеческим отношениям. В результате, девушка начинает избегать развития таких отношений, иногда резко обрывает их, повергая в полную растерянность и отчаяние уже увлеченного ею молодого человека.

Ко мне обратилась как-то красивая молодая женщина 25 лет, обаятельная, мягкая, внимательная и серьезная – сочетание качеств, делавшее ее совершенно неотразимой. Ее романтические отношения развивались каждый раз по одному и тому же сценарию. Молодой человек влюблялся в нее, и она отвечала ему, как ей казалось, взаимностью, и их отношения начинали достаточно бурно развиваться. Вдруг, когда они становились все теснее, ей начинало казаться, что эти отношения ей не нужны, что она от них устала, что вообще это не тот человек, который ей нужен, и она решительно рвала с ним – без каких-либо определенных причин, почти в состоянии паники. Молодой человек оставался страдать в состоянии полной растерянности. Через некоторое, не очень продолжительное время, девушка с удивлением спрашивала себя, почему она с ним порвала, ее опять начинало к нему тянуть, она делала первый осторожный шаг к сближению, вызывавший у молодого человека восторженный отклик и полную готовность отношения восстановить. Они опять начинали встречаться, к полному счастью партнера, и на определенном витке развития отношений она опять их обрывала по неведомым ей самой причинам. От всего этого оставалось чувство вины, растерянности и тоски. Она, привыкшая искать и находить объяснение своих поступков, чувствовала себя совершенно беспомощной и отчаявшейся.

Можно предположить, что основной причиной фрустрации у этих девушек является диссонанс между недостаточным личностным развитием и высоким интеллектуально-духовным. Их способность к пониманию и решению различных интеллектуальных проблем, их рефлексивность и духовные запросы – значительно выше среднего уровня, к тому же они, как правило, хорошо образованы. Но им не хватает личностной зрелости. Уровень интеллекта определяет способность к логическому анализу причинно-следственных отношений. В процессе духовного развития личности формируются ценностные ориентации, интерес к проблемам, мировым и морально-этическим, выходящим за рамки непосредственно- прагматических целей и задач.

Ни то, ни другое не равнозначно личностной зрелости. Зрелость личности – это ее способность гармонично вписаться в систему сложных и многозначных отношений между людьми, прежде всего эмоциональных отношений. Они слишком многогранны, чтобы могли быть исчерпывающе проанализированы, и требуют понимания себя и других не на уровне концептов, а на уровне непосредственных интуитивных ощущений. Анализ обычно приводит даже к их обеднению.

Для адекватного восприятия межличностных отношений и эмоциональных связей необходим соответствующий мозговой механизм, который находится в правой лобной доле мозга. Эта часть мозга проходит долгий процесс развития и окончательно формируется позже других. Известно, что чем дольше развивается и чем позднее формируется мозговая структура, тем сложнее и выше уровень ее функционирования. Наиболее позднее, окончательное созревание правой лобной доли связано с тем, что именно она отвечает за высшие человеческие функции - способность к творчеству, понимание юмора и метафор, эмпатию в межличностных отношениях (то есть, чувствительность к эмоциональным проявлениям другого человека), формирование Образа Я, тесно связанного с целостным образом многогранного мира, и ощущение естественной вписанности в этот мир со всеми его сложностями и противоречиями. Эти функции достигают своего высшего развития уже после того, как формируется обеспеченное левым полушарием логико-аналитическое мышление. Оборотной стороной всех высоких достоинств этого мышления является то, что в процессе анализа оно приводит к относительному упрощению и обеднению реального мира и его расщеплению на отдельные элементы, поддающиеся структурированию. Мир при этом утрачивает свою первозданную целостность, и сам человек воспринимает себя выделенным из мира, и даже противопоставленным ему. Без этого этапа развития была бы невозможна самооценка, рефлексия собственных поступков и мыслей, но достигается это ценой утраты того ощущения гармоничной вписанности в мир, которая свойственна маленькому ребенку при правильном отношении к нему его близких, до развития аналитического мышления. И, затем, развивающаяся позднее всего правая лобная доля обеспечивает компенсацию этой утраты, возвращает это чувство вписанности в сложный и многозначный мир, но уже на другом уровне – после полной сформированности логико-аналитического мышления. Формирование Я-Образа зависит, таким образом, от опыта эмоциональных отношений со значимыми для ребенка и подростка людьми, прежде всего с ближайшим семейным окружением. Для успешного развития личности необходимо, чтобы ребенка понимали и принимали его родители, чтобы он ощущал их интерес к себе и возможность в любой момент обратиться к ним с беспокоящими его проблемами без риска напугать их и быть отвергнутым. Между тем, у детей с высокими интеллектуально-духовными запросами, опережающими не только их формальный возраст, но и уровень соответствующих интересов родителей, есть высокий шанс оказаться одинокими в собственной семье или даже быть отверженными непонимающими их, и напуганными этим непониманием родителями. Без повседневного открытого и теплого взаимодействия с ними, без ориентации на их духовный и личностный опыт ребенок лишается зеркала, необходимого для становления его личности.

Как уже было сказано, Образ Я отвечает за целостное восприятие человеком себя самого, во всех его многообразных и неисчерпаемых связях и отношениях с другими людьми, с миром, с явлениями культуры. Сформированный Образ Я не нуждается в рефлексии, он обеспечивает самоидентификацию личности на интуитивном, неосознаваемом уровне (то, что без всяких аргументов позволяет человеку с уверенностью сказать "Это мне подходит" или "Это мне не подходит"), ощущение своей уникальности вне зависимости от реестра личностных свойств ("Я это я, и я такой, единственный") и ее интегрированность в мир. Личностная зрелость - это сформированный Образ Я и способность правильно видеть и ощущать себя в отношениях с другими людьми и проецировать эти отношения в будущее. Зрелая личность знает, к чему она стремится, и готова платить за достижение своих целей.

Для всего дальнейшего обсуждения важно знать, что в среднем у девушек окончательное созревание мозга, и лево- и правополушарных структур, и особенно правой лобной доли, происходит быстрее, чем у мальчиков. Конечно, чем дольше развивается структура мозга, тем более высоким потенциалом она после окончательного созревания обладает, и с этим может быть отчасти связана большая творческая эффективность мужчин. Но зато девочки начинают раньше говорить и быстрее улавливать логические связи, а самое главное – созревание их личности, как правило, происходит быстрее и в одинаковом с мальчиками возрасте они обычно более зрелые. По этой причине и общество ждет от девочек большей личностной зрелости, более тонкой и гибкой ориентации в межличностных эмоциональных отношениях, большей чувствительности к ним. Эти притязания общества соответствуют социальной роли женщины – на ней лежит основная ответственность за создание семейного климата и воспитание детей. Философ Н.А.Бердяев писал: "У женщин пол разлит по всей плоскости организма, по всему полю души". Гармония личностного и интеллектуального развития женщины проявляется, в частности, в том, что она не только острее мужчины чувствует характер межличностных отношений, но и понимает, что мужчина по естественным причинам часто ощущает их хуже, порой неуклюж в них, и не обижается на это, не требует такой же чувствительности, а мягко направляет эти отношения. Отношения с противоположным полом, как правило, значат для девушек больше, чем для мальчиков, эти отношения – их "все". Есть такая метафора: для женщин дом – это весь мир, для мужчин весь мир – дом.

В отношениях между интеллектуальным и личностным созреванием возможны разные варианты.

Если процесс созревания личности у девочки происходит медленнее, чем обычно, но соответствует процессу ее интеллектуального и духовного развития, то никакого внутреннего конфликта нет. Поведение девушки может быть инфантильно, но у нее нет претензий к самой себе, а социальные требования к ней она воспринимает на том же инфантильном уровне и они могут привести максимум к поверхностной и кратковременной, "детской" реакции обиды. Она ведь не считает, что с ней что-то не в порядке, она не понимает, чего от нее ждут и хотят, и ничего не ждет от себя, она находится в гармонии с собой, и вина приписывается ею другим. Совершенно естественно, что и реакция общества в этом случае довольно снисходительна – "что взять с этой дурочки", она не вызывает никаких иллюзий у имеющих с ней дело мужчин и дозревание происходит постепенно в относительно комфортных условиях (или так и не происходит, и тогда это становится проблемой тех, кто оказывается с такой уже взрослой женщиной в особо тесных отношениях). Сестра главной героини романа Гончарова "Обрыв" Марфенька, вероятно, как раз пример такой девушки – легкая, веселая, лишенная каких-либо комплексов, она свободно плывет по течению жизни, ни о каких проблемах не задумываясь. Она еще, конечно, совсем девочка, но никто ведь и не ждет от нее пока взрослости и глубины, а самое главное – она и сама от себя этого не ждет, и поэтому нет никакой трагедии несовпадения притязаний с реальностью, а ее отношения с другими людьми складываются легко и естественно. Если же возникающие отношения не складываются, то такая девушка объясняет это себе не тем, что "я какая-то не такая", а тем, что "мне не везет", "меня не понимают" и вообще "они плохие".

В противоположность этому, незрелость интеллектуально развитой и духовной личности – это не просто недостаточная вписанность в мир человеческих отношений, – это еще и мучительное ощущение такой невписанности при высоких претензиях к самой себе на соответствие ожидаемому – и при невозможности понять, что же этому соответствию мешает. Эта невозможность понять связана с тем, что задача не является чисто интеллектуальной, – то, чего девушке не хватает, слишком сложно и многозначно, его нужно ощущать интуитивно, но этого ощущения как раз и нет. Интеллектуально-духовное развитие задает планку межличностных отношений и требований к себе, – и ведет к растерянности и отчаянию при недостижении этой планки. Благодаря высокой рефлексии, это недовольство собой осознается, но без ясного понимания его причин. Понятно, что в таком случае и в поведении личности есть несоответствие чему-то важному, но непонятно –  чему конкретно. У девушек реакция на такую собственную личностную незрелость острее, чем у молодых людей, – девушки меньше основываются в своей самоидентификации на духовно-интеллектуальных интересах, ценностях и достижениях, чувствуя, что от них требуется другое.

Благодаря высокой духовности и хорошему интеллекту, благодаря широкому кругу интересов – девушка чувствует себя постоянно как бы в свободном вдохновенном парении, в полете. И вдруг этот полет обрывается чувством беспомощности и ущербности на том самом месте, где другие девушки, даже менее духовно богатые, чувствуют себя вполне уверенно и комфортно.

Иногда при этом возникает неосознанная готовность влюбиться в того, кто кажется зрелым "за двоих", – чтобы снять с себя ответственность за эти отношения. Это, в сущности, поиск отца- покровителя в лице учителя, руководителя, старшего друга, рядом с которым приходит успокоение и ощущение, что ее понимают и принимают. Иногда возникают проблемы, если этот старший друг поддается иллюзии и принимает это за настоящее чувство равной ему зрелой личности.

Личностная незрелость и отсутствие мира с собой делает подлинные и полноценные любовные отношения невозможными. Происходит описанное выше чередование романтической влюбленности и решительного отторжения при намеке на возможность дальнейшего развития отношений. Эти девушки характеризуются повышенной чувствительностью к любому проявлению собственной неполноценности. (Одна из них, например, отказывалась писать сочинения, опасаясь, что они будут ниже установленных ею для себя требований). Эта повышенная ранимость и чувствительность к возможным поражениям, даже в не очень значимых сферах жизни, – следствие неосознанного ощущения несоответствия своей основной жизненной роли.

Но среди девушек с опережением духовно-интеллектуального развития и отставанием личностного есть и такие, которые не находятся в состоянии фрустрации и конфликта с собой. Это девушки, ориентированные не на формирование межличностных отношений, а на духовно-интеллектуальные ценности как на основные. Это, в сущности, мужской тип развития. Они могут легче переживать свой инфантилизм, но он у них может дольше длиться, причиняя страдание не столько им самим, сколько увлеченным ими мужчинам. Вероятно к этой категории относилась одна из центральных фигур духовной и интеллектуальной элиты Европы конца 19-го – начала 20-го века – Лу Саломе, в которую были безнадежно влюблены и Ницше, и Рильке, и ряд других выдающихся деятелей культуры, завороженных ее блистательным интеллектом и глубокими духовными интересами (ну и очаровательной внешностью, конечно). Ее тяга к знаниям, по счастливому стечению обстоятельств, была удовлетворена очень рано серьезными занятиями философией, историей религии, изучением языков, и стала основной в ее жизни. Знакомые Лу мужчины испытывали вдохновение и восторг от духовной близости с ней, но при этом впадали в отчаяние от ее бесчувственности. В процессе развития отношений она пыталась победить в мужчине его чувства к ней, которые считала лишними, и полностью переключить его на духовное общение. Даже ее брак, по ее настоянию, не включал сексуальной близости, до которой она снизошла только в 30 лет. Такие девушки могут совершенно непроизвольно вести себя как бесчувственные в отношениях, до которых не доросли, и при этом не испытывать никакого дискомфорта и фрустрации, ибо все их интересы лежат в совершенно иной плоскости. Чтобы почувствовать ущербность и дискомфорт, высокого интеллекта недостаточно, нужен еще и интерес к сфере межличностных отношений, и только при наличии такого интереса возникает ощущение своей неполноценности в этой сфере. А такие, как Лу Саломе, характеризуются мужской ориентацией интересов и идеалов, и у них замедленность личностного развития может даже не выглядеть как инфантилизм из-за отсутствия самоидентификации с женской ролью. (Интересно, что Лу, как и многие такие девушки, росла в семье в окружении мужчин – отца и братьев – была очень дружна с ними и чувствовала себя с ними на равных. Она не играла в куклы, но у нее было, по ее выражению, чувство беспредельного товарищества со всем, что существует, – мужского товарищества, и, благодаря этому, у нее, по-видимому, очень рано сформировалось ощущение вписанности в мир, не требующее соответствия классической женской роли).

Юноши вообще предъявляют меньше претензий к уровню собственной личностной зрелости, ибо обращены к миру как объекту познания, анализа и творчества и гораздо в меньшей степени погружены в нюансы межличностных отношений. Они самоутверждаются в своих глазах и в глазах других, а не ищут гармонии в отношениях. А самоутверждение подразумевает выделение себя из мира и противопоставление себя миру, а не слияние с ним, и многозначные межличностные отношения не являются при этом определяющими. Молодые люди не столько стремятся вписаться в мир, сколько выделиться из него. Правда, одновременно многие из них боятся выглядеть аутсайдерами и находят решение этого противоречия в поиске своей "выделяющейся", "особой" группы, своего собственного круга.

Когда эмоциональные отношения между полами не складываются, интеллектуальные, но инфантильные мальчики начинают скорее ненавидеть и презирать девочек, а интеллектуальные девочки самих себя. Для мальчиков это проблема отношения с миром, а для девочек в еще большей степени еще и с самими собой.

Все изложенное выше открывает путь к психотерапии тех девушек, у которых несоответствие интеллектуального и личностного развития вызывает сильную фрустрацию. Психолог и психотерапевт не может, разумеется, помочь ускорить их личностное созревание. Этот процесс может происходить только естественным путем, в процессе формирования и развития межличностных отношений. Но фрустрация и состояние растерянности сами могут очень затруднять развитие этого процесса.

Одна из главных причин эмоционального напряжения и подавленности – это непонимание того обстоятельства, что девушка находится на определённом  этапе личностного развития, что это действительно процесс. Оценивая свой уровень интеллекта и свои духовные запросы, она полагает, что она уже достаточно взрослая, сформировавшаяся личность и, следовательно, имеющиеся у нее проблемы будут всегда, что это предопределенность, а не этап на долгом пути. В процессе психотерапии чрезвычайно важно освободить ее от этой травмирующей иллюзии.

Мой опыт показывает, что девушки с этими проблемами принимают идею их неполного личностного созревания как озарение, и как только осознают себя в процессе развития, начинают гораздо легче относиться к собственным переживаниям и благодаря этому устраняется порочный круг, загоняющий их в тупик.

Кроме того, нужно помочь им почувствовать себя не пассивным объектом этого процесса, а его субъектом – активным его участником, и объяснить им, что созревание мозговых структур, ответственных за становление личности, происходит не само по себе, а благодаря накапливающемуся опыту эмоциональных связей с другими людьми. Даже неизбежные ошибки в процессе накопления этого опыта естественны и полезны, их не нужно бояться.

Если дефицит такого опыта был в их ранней юности, в результате их духовной изоляции в кругу семьи, в отношениях с непонимавшими их и в силу этого отстранившимися от них  родителями, – это следует им объяснить. Значит, отставание может быть преодолено за счет формирования новых межличностных отношений с равными им по масштабу людьми, как бы сложны эти отношения им поначалу не казались.

Обычно девушки вдохновляются таким объяснением, нередко совпадающим с их собственным интуитивным ощущением, и это коренным образом меняет всю их жизнь. 

Из публикацмй на сайте психофизиолога Вадима Ротенберга 

Designed by Arthur Gurevich
© 2013 Carmel Lira
Автор фотографии в заглавии сайта - Людмила Станиславски
Администратор - admin@carmellira.ru
Главная | Струны «Лиры» | Вторая жизнь сайта | По Хайфе и дальше... | Авторы | Бублофиблон | Для обращений | Навигация на сайте