Главное меню
Главная
Струны «Лиры»
Вторая жизнь сайта
По Хайфе и дальше...
Бублофиблон
Для обращений
Навигация на сайте


New things

Старые сказки на новый лад. Волшебный колодец

Автор: Ефим Шапиро
     У вдовы было две дочери – родная и падчерица. Родная дочь Клара, некрасивая, толстая и ленивая, целыми днями только тем и занималась, что ела, пила да валялась в постели. А падчерица Лиза, красивая, стройная и работящая трудилась по дому с утра до позднего вечера. Но мачеха всё подгоняла и подгоняла её, добавляла и добавляла работы, ругала за малейшую оплошность. К вечеру бедная девушка просто валилась с ног от усталости, а чуть свет – мачеха будила её и снова впрягала в работу. Кларе шились новые наряды, ела она вкусно и сытно. Лиза же штопала и латала свою старую, поношенную одежду, и питалась впроголодь.
Однажды осенним вечером мачеха усадила  Лизу возле колодца прясть пряжу.
     – Чтобы к утру всё было готово! – приказала она.
     Падчерица с ужасом взглянула на большую гору льна.
     – Ах, матушка, не управиться мне так быстро. Да и ночь холодная на дворе.
     – Управишься, ночь лунная, всё видать, как днём, –  ответила мачеха, – нечего свечи в доме попусту палить да шуметь на всю избу.
     Что поделаешь, взялась падчерица за работу. Пряла час, другой, третий. Глаза стали слипаться. Веретено выпало из рук и прямо в колодец угодило.
     – Ах, что я натворила! – вскрикнула Лиза, кинулась за веретеном, и сама полетела в колодец, словно неведомая сила увлекла её туда.
     На мгновение девушка потеряла сознание, а когда очнулась, увидела, что лежит на залитой солнцем цветочной поляне.
     – Как тут красиво! –  изумилась Лиза и стала собирать букет цветов.
     Увлекшись этим занятием, она не заметила, как очутилась рядом с печью. Да, да, рядом с самой обыкновенной деревенской печью, которая как будто бы сама пришла из избы на поляну. От неё исходил жар и вкусный запах хлеба.
     – Ух-ух, – вдруг послышался низкий голос из печи, – я давно испёкся, вытащи меня, а не то сгорю!
     Догадалась Лиза, что это хлеб с ней разговаривает. Взяла она лопату и вытащила его из печи.
     – Ах, как хорошо! – вздохнул душистый хлеб.
     – Спасибо тебе, милая девушка! – сказала печь.
     Пошла Лиза дальше и увидела яблоню, усыпанную большими яблоками.
     – Ох, – сказала яблоня, – тяжело мне держать на ветках спелые плоды, потряси меня.
     Стала трясти Лиза дерево, и яблоки, словно град, посыпались на землю.
     – Как мне легко стало! – радостно зашелестела яблоня, – Спасибо тебе, добрая девушка!
     Сложила Лиза яблоки аккуратно в кучу и пошла дальше. Шла-шла, и увидела на пригорке маленькую избушку. Постучала в дверь.
     – Заходи, не заперто! – послышался старческий голос.
     Она вошла. Возле окна за вязаньем сидела сухонькая старушка.
     – Здравствуйте, бабушка, – сказала Лиза.
     – Здравствуй, милое дитя, – ласково улыбнулась старушка. – Ну, что скажешь?
     – Я вот уронила в колодец веретено... – начала рассказывать Лиза, но старушка перебила её:
     – Не продолжай, я всё знаю про тебя, про твою нелёгкую жизнь. Оставайся у меня, если хочешь. Будешь помогать по хозяйству, а зимой – взбивать перины да подушки, чтобы пух летел во все стороны.
     – Зачем – чтобы пух летел? – удивилась Лиза.
     – А чем больше будет пуха, тем больше снега на землю упадёт, и земле будет теплее.
     – Как же звать вас, бабушка?
     – Госпожой Снежиной кличут.
     Лизе пришлась по душе Госпожа Снежина, и она осталась жить у неё. Стараясь во всём угодить доброй старушке, девушка готовила ей вкусные обеды, чисто убирала комнаты в доме, стирала, сушила и гладила бельё, а когда пришла зима, так взбивала перины и подушки, что сквозь пелену летящего пуха ничего не было видно. Работящая, послушная и неприхотливая, она всё больше нравилась Госпоже Снежине.
     Прошёл год, и Лиза затосковала по дому.
     – Вижу, вижу, милая моя, что тебе хочется домой, –  сказала старушка. –  Или у меня тебе не нравится? Или забыла, как жила с мачехой?
     – Что вы, госпожа, у вас так хорошо!.. –  ответила Лиза. –  Но соскучилась я по родному краю, по подружкам своим.
     – Хорошо, моя милая, я провожу тебя, – сказала Госпожа Снежина, и они отправились в путь.
     Когда проходили мимо яблони, та приветливо зашелестела листвой и сказала:
     – На моих ветках много яблок, но одно из них золотое, волшебное. Стоит только положить его на ладонь и сказать:
     Я, ей Богу, не шучу,
     Спелых яблочек хочу.
     Чудо-яблочко, крутись,
     Десять раз оборотись!
     И десять моих яблок тотчас появятся перед тобой. Возьми волшебное яблоко, и доброй тебе дороги.
     Лиза без труда нашла и сорвала золотое яблоко, залюбовалась им.
      – Это благодарность тебе за то, что ты однажды помогла яблоне, –  сказала Госпожа Снежина.
     И они пошли дальше.
     Вскоре донёсся запах душистого хлеба. Лиза узнала деревенскую печь, стоявшую посреди лесной поляны.
     – Подойди ко мне, добрая девушка, – сказала печь. – Я испекла булочки, одна из них золотая, волшебная. Стоит только положить её на ладонь и сказать:
     Я, ей Богу, не шучу,
     Свежих булочек хочу.
     Чудо-булочка, крутись,
     Двадцать раз оборотись!
     И двадцать румяных булочек тотчас появятся перед тобой. Возьми волшебную булочку, и доброй тебе дороги, красавица.
     Взяла Лиза лопату, достала из печи поддон с ароматными булочками, и нашла среди них золотую.
     – Это печь благодарит тебя за то, что ты однажды помогла ей, – сказала Госпожа Cнежина.
     И они пошли дальше.
     Шли-шли и оказались у красивых ворот.
     – Открой ворота, – сказала Госпожа Снежина.
     Лиза распахнула ворота и увидела перед собой два больших сундука.
     – В них ты найдёшь золотые монеты, драгоценные украшения и красивые наряды, - пояснила старушка. – Это тебе за твой добрый нрав и за то, что всегда хорошо помогала мне.
     Она взмахнула рукой, и к воротам подкатила серебряная карета, запряжённая парой гнедых коней. Молодой красивый кучер соскочил с облучка, поставил в карету сундуки и помог сесть Лизе.
     – Да, чуть не забыла, – спохватилась Госпожа Снежина, –  вот –  возьми-ка своё веретено, которое ты уронила в колодец. Ну, прощай, дитя моё!
     Кучер взмахнул кнутом, пронзительно свистнул, и не успела Лиза опомниться, как оказалась у своего дома.
     Навстречу выбежали мачеха с сестрицею и застыли в оцепенении, завидев нарядную, красивую Лизу, выходящую из серебряной кареты. А когда кучер внёс в дом два огромных сундука с невиданными богатствами, долго не могли вымолвить ни слова.
     Придя, наконец, в себя, они наперебой стали расспрашивать Лизу, где она раздобыла такие богатства.
     – Ах, как замечательно! –  восторгалась Клара, слушая рассказ сестры.
А мачеха сказала:
     – Давай-ка и ты, дочка, отправляйся к госпоже этой. Пускай и тебя она одарит дорогими подарками. Да не ленись, делай всё, чего она велеть будет.
Едва стемнело, усадила она свою толстуху-дочь у колодца прясть пряжу.
     – Да не умею я, – захныкала ленивица.
     – Цыц, дурёха! – прикрикнула мать, – Тебе и уметь-то не надо! Сделай вид, что прядёшь, урони веретено в колодец и сама прыгай следом!
     Сделала Клара всё, как мать велела, и оказалась на цветочной поляне. Огляделась по сторонам и пошла на дымок, который поднимался из-за пригорка. Завидев печь посреди лесной поляны, расхохоталась.
     – Ух-ух, – послышался басистый голос хлеба, –  я давно испёкся! Вытащи меня, а не то сгорю!
     – Вот ещё! – фыркнула Клара. – Измажешься тут с тобой!
     И пошла дальше, оглядываясь по сторонам, не видно ли заветной избушки. Возле яблони она остановилась, сорвала спелое яблоко и съела. Только собралась идти дальше, как услышала голос:
     – Ох, тяжело мне держать на ветках спелые плоды. Потряси меня.
Догадалась Клара, что это яблоня к ней обращается, и ответила:
     – Некогда мне! Ещё поцарапаюсь или платье порву о твои ветки!
     Вскоре она увидела избушку, стоявшую на пригорке, и поспешила к ней. Вошла в дом без стука, как старая знакомая.
     – Здравствуй, милое дитя, – сказала Госпожа Снежина. – Знаю, какая беда с тобой приключилась. Не печалься, оставайся у меня. Будешь помогать мне по хозяйству, а зимой взбивать перины, чтобы пух летел...
     – А потом что? – перебила толстуха, хитро прищурившись.
     – А потом, как послужишь мне, отправлю тебя домой, если захочешь.
     В первый день Клара старалась изо всех сил, выполняла все приказания хозяйки. Только вот делать она ничего не умела, и всё у неё получалось плохо. Зато есть она могла, не переставая. Но у Госпожи Снежины был заведён строгий порядок, как положено в каждой семье: утром – завтрак, днём – обед, вечером – ужин. Поэтому толстуха всегда испытывала голод, то и дело норовя стащить чего-нибудь на кухне. И днём, и ночью она думала о сундуках с богатствами и с нетерпением ждала того дня, когда получит их.
     Наступила зима, и нужно было хорошо взбивать подушки да перины. Но Клара делала это так неохотно и неумело, что пух летел еле-еле. Оттого и зима в том году была бесснежная.
Долго терпела ленивицу в доме Госпожа Снежина, – и так, и этак пыталась приучить её трудиться. Наконец не выдержала и велела собираться в дорогу. Клара очень этому обрадовалась, предвкушая драгоценные подарки.
Госпожа Снежина повела её той же дорогой, что и Лизу, но ни яблоня, ни печь даже не попрощались с ней, когда она проходила мимо них. За старыми деревянными воротами её поджидала обыкновенная телега, запряжённая понурой клячей. На телеге, кроме бочки со смолой, ничего не было, да и кучер оказался плешивым старикашкой.
     – Что это?! – с досадой спросила ленивица.
     – Это награда тебе за твою работу, – ответила Госпожа Снежина и закрыла ворота.
     Влезла Клара на телегу, и кляча медленно поплелась по ухабистой дороге.
     Ни с чем вернулась ленивица домой. Во время тряской езды капля смолы из бочки попала ей на щёку и навсегда осталась там – как память о Госпоже Cнежине.
Designed by Arthur Gurevich
© 2013 Carmel Lira
Автор фотографии в заглавии сайта - Людмила Станиславски
Администратор - admin@carmellira.ru
Главная | Струны «Лиры» | Вторая жизнь сайта | По Хайфе и дальше... | Авторы | Бублофиблон | Для обращений | Навигация на сайте